02:59 

Интересный материал про нашего Шевалье.

24.02.2016 в 19:23
Пишет ReNne:

Ищу матчасть)))
ПИСЬМА ЛОРРЕНА


«Если бы можно было узнать на том свете, что делается на этом, покойный Месьё был бы очень доволен мною, ибо я разыскала в его шкатулках все письма, что писали ему его миньоны, и сожгла их, не читая, чтобы они не попали в чужие руки». (30 июня 1701)
Елизавета-Шарлотта Пфальцская, вторая Мадам


« Si l’on pouvait savoir dans l’autre monde ce qui se passe dans celui-ci, feu Monsieur serait fort content de moi, car j’ai cherché dans ses bahuts toutes les lettres que ses mignons lui ont écrites et je les ai brûlées sans les lire, afin qu’elles ne tombent pas en d’autres mains. » (30 juin 1701)

Про шевалье так мало, на самом деле, информации, и с портретами его плохо, а писем – так и вовсе нигде нет. По крайней мере, в Рунете. Я долго искала – и чисто-пусто. А мне ужасно хотелось найти хоть что-то! Ну, должен быть где-то кусочек подписи? Не мог человек вообще следов на бумаге не оставить. Во Франции, в Италии, в аббатствах своих, в конце концов! Он должен был подписывать документы, письмами обмениваться с друзьями, знакомыми – не одному же Филиппу он писал.


I. Аббатства
Для начала я попыталась прорыть сайты аббатств. Сразу скажу – безрезультатно, но кое-что я всё-таки нашла.))) В 1670 г. Лоррен никаких аббатств от своего принца получить не сумел и попал сначала в тюрьму, а потом в ссылку, но позже, вернувшись во Францию, он всё-таки (с 1680 года) стал аббатом, а до этого – вместо него – бенефиции с них получал его брат.

Филипп де Лоррен был номинальным аббатом (abbé commendataire) четырёх аббатств, то есть получал с них доходы (une commende), но он не был рукоположенным священником и, следовательно, не принимал участия ни в службах, ни в деятельности монахов, не занимался управлением и дисциплиной в «своих» аббатствах. Он просто «доил» их финансово.

Эти 4 аббатства:

- Saint-Père de Chartres (Господа Бога-Отца в Шартре);
- старое аббатство Abbaye de la Sainte-Trinité de Tiron (Святой Троицы в Тироне), после нескольких разорительных разграблений ставшее коллежем Тирон;
- Saint-Benoit-sur-Loire (Святого Бенедикта на Луаре) и
- Saint-Jean-des-Vignes de Soissons (Святого Иоанна в виноградниках в Суассоне).

В списке аббатов, руководивших ими, во всех четырёх значится с 1670 г. имя Раймона-Беранже де Лоррен-Аркура (Raymond Bérenger de Lorraine-Harcourt), родного брата шевалье, а следующим аббатом стал Филипп.

В шартрском аббатстве была богатейшая библиотека рукописей, большой архив, но в 1944 г. во время бомбёжки Шартра большинство рукописей сгорело, зато картулярии уцелели (они были изданы в начале 19 века и доступны в BNF). И в картуляриях Saint-Père de Chartres шевалье значится 46-ым аббатом: Филипп V де Лоррен-Аркур (Philippe V de Lorraine-Harcourt). Такое почти королевское имечко – из-за того, что до него было ещё четыре Филиппа, предыдущий звался Филиппом Четвёртым.


Кликабельно


В аббатстве Saint-Benoit-sur-Loire его имя пишут как «рыцарь Филипп Лотарингский» (chevalier Philippe de Lorraine); там Лоррен стал 84-м аббатом, а 80-ым был сам Жан-Арман дю Плесси, кардинал Ришелье. Ничего более от Лоррена я там не отыскала.

Здания Шартрского аббатства – ныне часть лицея. Зато аббатство Св. Бенедикта (оно же – abbaye de Fleury) существует и поныне, вот его сайт: www.abbaye-fleury.com/

Аббатство в Тироне пережило несколько военных набегов, с 1630 года в нём открыли церковный коллеж. Французская Вики пишет, что после отставки герцога Бурбонского из-за его брака в 1669 г, следующие руководители Тирона – польский король и Филипп де Лоррен д’Аркур не занимались ни аббатством, ни коллежем.
Après la retraite du duc de Bourbon, qui démissionna à 69 ans pour se marier, Jean-Casimir Vasa, roi de Pologne (1670-1672), et Philippe de Lorraine d’Harcourt (1672-1702) ne s’occupèrent guère de l’abbaye ni du collège.
В 1786 г. страшнейший пожар, в котором сгорели и архивы, положил конец существованию Тирона.

Последнее – аббатство Св. Иоанна – одно из самых величественных и красивых. Вот его фасад.


Кликабельно


С 1566 г. аббатами Св. Иоанна были только знатные вельможи, утверждаемые королём на должность abbé commendataire, так как доход с такого аббатства был очень значителен. Во время Революции (1792 г.) статуи в аббатстве обезглавили, архивы уничтожили, а в самом здании устроили булочную-пекарню. Столовый зал аббатства можно посмотреть тут.

Понятно, что при таких вводных с документами за подписью шевалье де Лоррена плоховато; и найти мне ничего не удалось.


II. Военная служба шевалье де Лоррена
Тут всё ещё более грустно, информации в Рунете микроскопически мало: Вики да кем-то переведённые несколько цитат из Эрланже про Месьё, притом оригинал книги на франц. в электронном виде не доступен. Чтобы найти хоть что-то, надо читать все подряд мемуары и письма, оставшиеся от современников, и вытягивать оттуда упоминания о Лоррене. А это, разумеется, требует времени. Надеюсь, что постепенно я как-нибудь соберу эти цитаты про Лоррена, но пока я просто попыталась отыскать что-то во французском сегменте сети. Нашлось вот что.

Кликабельно.

Источник: см. в гугл-книгах.


В этой книге, которая излагает хронологическую историю родов королевского дома Франции, пэров, высших офицеров короны, а также старинных баронских родов королевства, есть статья о Филиппе де Лоррене.




Перевод:
«Филипп де Лоррен, мальтийский рыцарь, аббат (перечислены его аббатства), называемый рыцарем Лотарингским (шевалье де Лоррен), родился в 1643 г. Он был крещён в часовне Кардинальского дворца королевой-матерью и кардиналом Мазарини 6 июня 1644 г. [После смерти Ришелье дворец стал Пале-Роялем, то есть «Королевским дворцом», этот дворец, как и Сен-Клу, принадлежал Месьё – моё.] Он начал служить при осаде Трино (Trin) в Италии в 1658 г. [Трино – город на севере По, был осаждён 21 июля 1658 г. во время франко-испанской войны.] Он отправился в Венгрию с войсками, посланными французским королём на помощь императору, где отличился в сражении при Раабе (венгерский город Дьёр) против турок 1 августа 1664 г. (война против Османской империи). Два года спустя он сражается в военно-морском флоте Голландии в битве против англичан 5 августа 1666 г. В следующем году (1667) разгорелась война против Испании, и он доказывает свою храбрость при осадах Берга, Дуэ, Ауденарде и Лилля. Он удостоился любви (affection – привязанность, любовь) Филиппа Французского, герцога Орлеанского; 30 января 1670 г. был арестован и препровождён в Пьер-Ансиз, в Прованс, а затем отправился в Италию. По возвращении он сопровождал короля при завоевании Голландии, где отличился при взятии Орфуа (Orfoy) и Зютфена (Zutphen) в 1672 г».

[В комментариях к стихам Буало – тут, стр.306-307 – я нашла, что несколько городов в Нидерландах были взяты армией под личным командованием Месьё: Дусбург (город в графстве Зютфен) – захвачен 22 июня 1672 г; и сам Зютфен, главный город графства, был тоже взят герцогом Орлеанским 26 июня 1672 г. Там же сказано, что Орфуа – город и укреплённый форт в графстве Клевском на левом берегу Рейна; король долго стоял под ним лагерем, потом он был осаждён армией короля 1 июня 1672 г. и взят в два дня.]

Шевалье де Лоррен «показал себя при осадах Маастрихта в 1673 г., Безансона и Доля (Dôle – столица Франш-Конте) в 1674. Он сражался в битве при Монкасселе (Montcassel), где был ранен, а затем – в битве при покорении Сент-Омера в 1677 г».

Про эту осаду Маастрихта Филипп вспоминает в своём письме к шевалье. Которое, наверно, уже все не раз видели.

"Я безумно тоскую по тебе, мой рыцарь. И, наверное, я никогда не смогу простить брату твоего изгнания... Я думаю, сам Александр Великий не тосковал так по прекрасному Гефестиону. Благодарю за его жизнеописание – чудесная книга – ты всегда знаешь, что может меня утешить. И все же в книге сей более всего меня тронули отношения Великого Александра и его друга. И как же они похожи на мои чувства к тебе, и как же ты, дорогой мой, схож с Гефестионом. Та же доблесть, тот же военный гений – подобно ему, ты прикрыл меня при Маастрихте и так же был ранен. И подобно ему, тебе нет равных в верховой езде, фехтовании и безрассудной смелости.
И подумай – что может быть лучше такой дружбы и выше такой любви, какая связывала Александра и Гефестиона и какая связывает нас. Живи мы в другое время, мы тоже вместе брали бы города, сейчас же я только могу умереть от тоски, как Александр, когда Гефестион строил города для его империи и они были в разлуке. Но я не допущу, что бы ты долго был на Мальте..."

(Из книги "История Мальтийского рыцарства в документах и письмах", Париж, 2002)
Насколько я понимаю, в этом письме речь идёт уже о второй опале шевалье.

Битва при Монкасселе (Монкассель буквально значит «гора Кассель») – это то самое знаменитое сражение 11 апр. 1677 г. между франц. войсками и голландацами Вильгельма Оранского, где Месьё одержал свою самую громкую победу. Кратко см. в нашей Вики. Между прочим, французы в начале 19 века издали воспоминания Людовика XIV, его письма, записки и т.д., словом, всё, что смогли собрать, в нескольких томах; они все доступны в гугл-книгах. Я их читала, правда, не целиком, уж больно там всего много. И 4-ый том издания 1806 г. посвящён военным событиям, в нём же есть несколько писем герцога Орлеанского, касающихся военной кампании. В гугл-книгах тут.

А предисловие к этому тому написал французский военный историк, и он там рассказывает, что во время битвы при Касселе Филипп лично вёл в бой войска – впереди на белом коне.;)



«Шестьдесят эскадронов, оставшихся в Лилле и окрестностях, становятся вспомогательными войсками для армии Сент-Омера (выше говорится, что король отправил брата заниматься осадой Сент-Омера, а сам двинулся к другому городу). Герцог Орлеанский, предупреждённый о приближении принца Оранского, оставляет корпус продолжать осаду и направляется к Касселю с оставшимися силами вместе с подчинёнными ему командирами – маршалом д'Юмьером и маршалом Люксембургским. 11 апреля [1677] он атакует голландские войска возле Пене (река и аббатство) между Касселем и Сент-Омером, где сражается как солдат (comme un grenadier), сам ведёт войска на приступ, под ним убивают лошадь, и он получает несколько ударов по кирасе. Одержав полную победу, он возвращается к осаде, которая заканчивается 19 апреля сдачей города, оставленного гарнизоном 22 числа».

В конце этой краткой справки про Лоррена сказано следующее:
«Так как у него не было обязанностей (comme il n’avoit pas fait profession) в Мальтийском ордене, король сделал его кавалером своих орденов, и с того времени его стали называть принцем Лотарингским. Он сопровождал его величество при осаде Монса в 1691 г. и Намюра в 1692 г. Умер 8 декабря 1702 года».

Известно, что 31 декабря 1688 г. прошла церемония посвящения Филиппа де Лоррена вместе с большой группой других дворян в кавалеры ордена Святого Духа. По этому поводу позже был издан сборник гравюр с портретами всех кавалеров ордена, его можно полистать и скачать в BNF; в этой книге, насколько я понимаю, гравюра с изображением Лоррена сделана с его прижизненного портрета – того единственного, что есть в Вики.

Кроме того, все кавалеры ордена Св. Духа (кроме духовных лиц) должны были быть одновременно кавалерами ордена Св. Михаила. Если же они таковыми не были ранее, то накануне принятия в орден Св. Духа они принимались в орден Св. Михаила. Таким образом, они получали почётный титул «кавалеры королевских орденов» (Chevaliers des Ordres du Roi).

****
Кроме того, я нашла французский сайт, где даётся краткая история войск, которыми командовали представители Лотарингского Дома; тут:
vial.jean.free.fr/new_npi/revues_npi/14_2000/np...

И на этом сайте приведена краткая история «Лотарингского пехотного полка», получившего это название в 1635 г. на пике Тридцатилетней войны. До этой даты полк несколько раз менял имя:

Lorraine-Vaudemont infanterie 1616-1624
Lorraine-Joinville infanterie (1624-1629)
Lorraine-Pfalzburg infanterie (1629-1631)
Lorraine-Chamblay 1632-1635
Lorraine infanterie (1635-1669)


Храбро проявив себя в кампаниях 1633-34 гг., в 1635 г. полк меняет имя на «Лотарингский» и получает право на белое королевское знамя – знак официальной принадлежности к королевским полкам. Патент на офицерское звание в те времена покупался и продавался, но само звание утверждалось вышестоящим командиром. В период с 1664 по 1667 гг. патент на звание полковника этого полка был куплен на имя шевалье де Лоррена.

Отрывки, относящиеся к участию Лоррена в военных кампаниях, которые я нашла в воспоминаниях Коснака и в письмах Сен-Мориса, я тоже обязательно постараюсь перевести и чуть позже выложу.

Ну вот, человек много чего успел сделать и прилично повоевал в своей жизни! А никаких следов подлинных документов, написанных его рукой, я так нигде не обнаружила.
Хотя я думаю, что они всё-таки где-то лежат; просто в сети их не видно.


III. Частная жизнь
И однако собственноручное письмо шевалье де Лоррена есть в природе! Как до него добраться, чтобы на саму рукопись глянуть, я пока не знаю. Но оно лежит целёхонькое в архивах.

Тут файл в гугл-книгах (к сожалению, снимка самого письма там нет, только содержание):
прямая ссылка на pdf-файл

Эта книга – инвентарный перечень бумаг из архива герцогов de Grillon (архив был сохранён маркизом де Граммоном): Inventaire des archives des ducs de Grillon, conservées chez M. le marquis de Grammont, publié par Jean Gordey, achiviste paléographe, attaché à la Bibliothèque nationale. Paris, H. Champion, -1908. In-8°, ix-309 pages, avec un fac-similé.
И в этом перечне опубликовано письмо шевалье, оригинал которого лежит в упомянутом архиве.

Адресат Лоррена – Жозеф-Доминик-Никола де Бертон, маркиз де Грийон.



Этот маркиз – старший сын Луи III де Грийона; служил в Италии до Пиренейского мира, затем отправился добровольцем в Венгрию, после его можно найти при осаде Турне, Дуэ и Лилля, где он был полковником кавалерии, сражаясь под командованием Тюренна и маршала де Креки. В 1678 г. Грийон стал бригадиром кавалерии, служил в Русильоне, потом в Каталонии; сделался сначала инспектором кавалерии и драгун, затем – маршалом армии. Наконец, он командовал армией в Гиени вплоть своей смерти в 1699 г. Был женат на Анне-Изабель де Симиан; детей не имел.

Судя по биографии, шевалье вполне мог познакомится с маркизом де Грийоном во время своих военных кампаний и неплохо его знать.

Содержание письма шевалье де Лоррена на французском:



Примечания к письму
Про автора письма в книге говорится, что его написал шевалье де Лоррен – второй сын Анри Лотарингского и Маргариты Камбу (Marguerite Cambout), вдовы герцога Пюилорана (duc de Puylaurens). Родился в 1643 г, умер в 1702; носил титул «шевалье» (то есть «рыцарь»), потому что был мальтийским рыцарем. Был сослан в Рим по приказу Людовика XIV по просьбе Мадам, Генриетты Английской. В Риме стал любовником жены коннетабля Колонна (то есть Марии Манчини, первой большой любви Людовика XIV, на которой король даже хотел жениться).

Перевод:
3 марта, Рим [1672] – Собственноручное письмо шевалье де Лоррена маркизу де Грийону.
«Прошу вас, будьте добрым другом г-ну де Неверу и мадам де Мазарини. Я бы очень хотел, чтобы она не была замешана в это дело. Рад, что г-н де Невер легко свыкся со своим браком. Зная его превосходный ум, скажу, что он свыкнется с чем угодно. Право же, говорят, что у него есть все основания быть довольным, и я рад этому».

Что я думаю по содержанию письма
Под «этим делом», скорее всего, имеется в виду бегство Марии Манчини от мужа, коннетабля Колонна; вместе с ней покинула дом её сестра Гортензия («мадам Мазарини»).

В письме речь идёт о герцоге Неверском – это Филипп-Юлий Манчини-Мазарини (племянник и наследник кардинала), герцог Неверский. (1639, Рим – 1707, Париж). Филипп Манчини в то время находился в Париже и беспокоился за судьбу сестёр; он организовал сопровождение Гортензии в Рим, когда она бежала из Франции; потом без конца писал в Рим по поводу Гортензии и Марии, наконец, и сам собрался приехать туда и разбираться со всеми делами на месте.
Именно Манчини якобы был первым любовником Филиппа Французского, брата Людовика XIV (историк Christian Bouyer говорит, что это утверждал венецианский посол во Франции Примо Висконти).
«Брак», упомянутый Лорреном: герцог Неверский только что женился на Диане де Тианж, племяннице маркизы де Монтеспан (то есть тогдашней любовницы короля Людовика XIV; Диана – дочь родной сестры прекрасной Атенаис). Кстати, франц. Вики сообщает, что, несмотря на купленное герцогство Неверское, французский парламент дважды не утвердил представление Филиппа Манчини на герцогский титул. Тем не менее в свете его называли этим именем.

Мадам Мазарини – сестра Филиппа Манчини и Марии, тоже племянница кардинала («мазаринетка»), Гортензия Манчини (Рим, 1646 – 1699, Челси, Лондон), считалась самой красивой из мазаринеток (вот здесь про всех племянниц кардинала – неплохая статья). Она вышла замуж (дядюшка кардинал выдал) в 15 лет за Армана-Шарля де Ла-Порта, маркиза де Ла-Мейере, принявшего после этого титулы герцога Мазарини и Майеннского. Муж был не совсем нормален, жили они плохо, и она от него сбежала из Франции в Италию к сестре Марии Манчини, когда та уже была женой коннетабля Колонна, и поселилась в римском доме сестры.
Гортензия – та ещё была оторва (как и все мазаринетки), вот про неё и её брак кратко в Вики: см. тут Потом обе сестрички удрали из дома коннетабля, так как Мария тоже ушла от своего мужа. По поводу этой истории как раз и идёт интенсивная переписка, и много писем 1672 г. на эту тему лежит в архиве маркиза де Грийон.

В конце pdf-книги к инвентарному перечню архивных документов приложена таблица опубликованных факсимиле, их немного, но письма Лоррена, к сожалению, там нет. Впрочем, в электронной копии нет и вообще никаких снимков подлинных писем.

****
Заодно я нашла ещё «Мемуары» герцогини Мазарини (Гортензии Манчини). Они вроде бы точно не апокриф (в отличие от воспоминаний Лавальер и Монтеспан); Вики сообщает, что обе сестры, Мария и Гортензия, написали и издали свои воспоминания - источник.

Про историю двойного бегства мазаринеток от своих мужей (что как раз и составляет переписку с Грийоном того периода всех упомянутых персон, включая шевалье) Гортензия пишет следующее:
«Ce fut quelque temps après que ma sœur résolut de se retirer en France, pour divers sujets de plaintes qu’elle prétendoit avoir contre M. le Connétable. Il seroit inutile de vous dire les raisons dont je combattis sa résolution. Les déplaisirs qu’une pareille équipée m’avoit attirés, me donnèrent une éloquence tout extraordinaire : mais la même étoile qui m’avoit conduite en Italie, la poussoit en France. Comme elle étoit fort assurée de moi, elle n’hésita pas à me mettre de la partie, et parce que je ne me souciois de Rome qu’à cause d’elle, et que je croyois soulager les dangers qu’elle devoit courir, en les partageant, je n’hésitai pas à la suivre. Je lui représentai seulement que je serais obligée de la quitter, aussitôt que nous serions en France. Cette nécessité lui fit plus de peine qu’aucune autre chose, et rien ne me persuada plus la force de ses raisons, que de voir qu’elles la faisoient résoudre à nous séparer.
Le chevalier de Lorraine lui avoit assez d’obligation pour la servir dans cette rencontre. Elle s’étoit fait des affaires avec tout Rome pour lui et pour son frère. On ne pouvoit les souffrir partout ailleurs que chez elle, et elle s’étoit déclarée pour eux, dans des occasions assez délicates, contre le cardinal Chigi et le Connétable même. Cependant elle n’en reçut autre secours que de grandes promesses de la servir de leur crédit en France, ce qu’ils n’ont pas fait ; et pour ce qui étoit de son dessein, le Chevalier se contenta de lui dire : que si elle n’avoit qu’elle-même pour se conduire, il s’en mettrait en peine, mais que puisque Mme Mazarin en étoit, on pouvoit bien s’en reposer sur elle, puisqu’elle avoit plus d’esprit et de résolution, pour des entreprises encore plus dangereuses. Il ne croyoit pas alors devoir être rappelé en France sitôt qu’il le fut ; s’il eût fait son devoir, nous y aurions été devant que lui, et on n’auroit pas pu dire que nous le suivions ; mais ma sœur, qui n’avoit compté que sur lui, fut contrainte de différer son départ, quand elle s’en vit abandonnée.
Après qu’il fut allé en France, elle s’ouvrit à un autre homme d’une dignité éminente, et qu’elle croyoit son ami… mais il lui dit seulement : que le chevalier de Lorraine devait bien la secourir dans ce besoin.


Если в кратком пересказе, то:
Когда её сестра Мария, «по разным причинам» недовольная мужем коннетаблем, решилась вернуться во Францию, Гортензия тоже должна была куда-то уехать; она не могла оставаться в Риме, в доме мужа, после бегства жены (своей родной сестры). Она пишет, что пыталась отговаривать сестру, но потом поняла: «та же звезда, что привела меня в Италию, теперь гонит её во Францию». Дальше она поясняет, что, разумеется, во Франции остаться она не может и сёстрам придётся разлучиться. Потом переходит к Лоррену и пишет, что шевалье де Лоррен был достаточно обязан её сестре, чтобы оказать ей услугу в этом предприятии. Мария Манчини-Колонна ради шевалье и его брата вела дела «со всем Римом». Их (обоих братьев) и терпели-то то только в одном доме – у Марии; и она их поддерживала (elle s’étoit déclarée pour eux – высказывалась в их пользу) «в довольно деликатных обстоятельствах» против кардинала Chigi (Флавио Киджи) и самого коннетабля.


Гобелен – аудиенция папского легата кардинала Киджи у Людовика XIV
Кликабельно


Однако, как пишет Гортензия, оба брата отделывались от сестёр обещаниями, а Лоррен в итоге сказал, что если бы только она одна (Мария) так поступила, он бы обеспокоился, но раз уж тут замешана и мадам Мазарини (Гортензия), можно быть спокойным на её счёт, так как у неё (Гортензии) достанет ума и решительности и на более опасные предприятия. Он тогда, говорит Гортензия, должно быть, и не помышлял, что его вновь призовут во Францию так скоро, как это случилось. «Если бы он исполнил свой долг (то есть помог бы Марии, которая покровительствовала в Риме обоим братьям), мы оказались бы во Франции раньше Лоррена, и никто не мог бы сказать, что мы последовали туда за шевалье. Но моей сестре, которая рассчитывала только на него, пришлось отложить свой отъёзд».

«Когда он (Лоррен) уже вернулся во Францию, моя сестра открылась другому высокороднейшему человеку (homme d’une dignité éminente – можно перевести и как «человеку выдающегося достоинства, но, думаю, всё же речь идёт о знатности), которого считала своим другом… но он только сказал ей, что «шевалье де Лоррен действительно должен был помочь ей в её нужде».

Пока всё.)))



 

URL записи

URL
   

Saint Cloud

главная